Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Трудовое право - Вынужденное увольнение по собственному желанию судебная практика

Вынужденное увольнение по собственному желанию судебная практика

Вынужденное увольнение по собственному желанию судебная практика

Решение № 2-203/2017 2-203/2017~М-2440/2016 М-2440/2016 от 14 марта 2017 г. по делу № 2-203/2017

стали в грубой форме требовать, чтобы она написала заявление на увольнение по собственному желанию, не выпускали ее из кабинета, пока она не напишет заявление на увольнение. Не выдержав психологического давления, находясь в состоянии сильного стресса, она была вынуждена написать заявление на увольнение по собственному желанию. Однако руководству не понравилось ее заявление на увольнение — она не написала дату увольнения, и они потребовали написать заявление с указанием даты увольнения — 08.12.16 г.

Она была вынуждена написать заявление на увольнение с указанием даты 08.12.16 г.

Придя в свой кабинет и успокоившись, она решила не увольняться по собственному желанию и отозвать своё заявление на увольнение. Ею было написано заявление на отзыв ее заявления на увольнение, однако работодатель его принимать отказался и вновь был устроен скандал, чтобы она увольнялась и подписывала приказ об увольнении.

У нее поднялось давление, ей стало плохо, но руководство на нее кричало, психологически давило и не выпускало из кабинета, пока она не подпишет приказ об увольнении. Пришлось подписать приказ об увольнении. Желания увольняться у нее не было.

Просила признать приказ № 132-к от 08.12.16 г. о прекращении с ней срочного трудового договора незаконным, отменить данный приказ.

Признать действия Муниципального бюджетного учреждению дополнительного образования детско-юношеская спортивная школа № 3 г.

Тынды по ее увольнению незаконными, восстановить ее на работе в Муниципальном бюджетном учреждении дополнительного образования детско-юношеская спортивная школа №3 г. Тынды в прежней должности, обязать Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования детско-юношеская спортивная школа № 3 г.Тынды выплатить ей средний заработок за время вынужденного прогула в размере 26994,24 рублей из расчёта среднемесячного заработка в размере 16 871,40 рублей и аннулировать запись увольнении в ее трудовой книжке.

Взыскать с Муниципального бюджетного учреждения дополнительного образования детско-юношеская спортивная школа № 3 г. Тынды в ее пользу компенсацию морального вреда в сумме 20000 рублей.Определениями Тындинского районного суда от 26 января 2017 года, 15 февраля 2017 года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, привлечены Администрация города Тынды и Государственная инспекция труда в Амурской области.Представители третьих лиц Администрации города Тынды и Государственной инспекции труда в Амурской области, надлежащим образом извещенные о дате слушания дела, в судебное заседание не явились, доказательств уважительности причин неявки суду не представили.

Судом на основании ч.3 ст. определено о рассмотрении дела без участия указанных лиц.

В судебном заседании истец Королькова И.В. поддержала исковые требования в полном объеме, пояснила суду, что директор и завуч давали ей задания и были недовольны результатом, хотя она выкладывалась на 100 процентов. 6 декабря 2016 года завучем на нее была написана докладная. 7 декабря 2016 года ее оскорбили, чтоб она не лезла не в свое дело.
7 декабря 2016 года ее оскорбили, чтоб она не лезла не в свое дело.

По поводу оскорбления она обращалась к директору ФИО1, но он не отреагировал.

Ее попросили написать объяснительную на докладную завуча. Давление было в том, что к ней была неприязнь со стороны завуча. 8 декабря 2016 года на совещании Корсаков Г.В.

сказал: «Пиши заявление, или мы тебя уволим по статье».

Она спросила, за что ее увольнять. Ей было сказано, что она не сделала документы, то есть не указала класс детей.

Полагает, что это не причина для увольнения. Ей сказали писать заявление об увольнении, перебивали ее. При оскорблении присутствовали ФИО8, ФИО2, ФИО3.

В 16.00 часов ФИО2, ФИО3 ее опять вызвали, они кричали, заставили подписать приказ об увольнении. У нее началась одышка, она плакала, давление поднялось.

Она не собиралась увольняться, так как любила эту работу.

Унижения проявлялись в том, что ее не пускали на планерки, она была как изгой. Постоянно говорили ей, что она не сделала то, не сделала это, указывали на ее недостатки, замечали маленькие провинности.

Директор школы ФИО1 оказывал на нее давление, цеплялся к ее работе, унижал ее прилюдно, в том числе перед министром спорта. Ее запугивали, использовали ругательства.

У нее есть свой кабинет в здании хоккейного корта, но год назад ее приказом перевели на лыжную базу. Считает это психологическим давлением.

Она терпела, хотела работать. Такое отношение началось после того, как она заступилась за ребенка в день открытия хоккейного сезона на хоккейном корте. В ходе игры тренер ФИО12 начал толкать воспитанника, потом их удалили.

В раздевалке этот тренер ударил кулаком по лицу тому мальчику. Ей сказали, что «не надо сор из избы выносить».

До этого случая отношение к ней было более терпимое. После увольнения она подала директору школы заявление на отзыв, но они стали кричать, не давали ей выйти из кабинета.

Она в свою очередь никого из администрации школы не оскорбляла. После увольнения она прошла курс лечения у невролога. Представитель истца Ермоленко А.А.

поддержал заявленные требования Корольковой И.В., суду пояснил, что на планерном совещании завуч оскорбила Королькову И.В., директор ДЮСШ №3 ФИО1 не вмешался, хотя должен был пресечь это. Истец обратилась за помощью, на что директор ответил, что это литературное слово.

По той манере, с которой директор разговаривает с Корольковой И.В., видно, какие отношения сложились в коллективе между руководителем и Корольковой. Представитель ответчика Корсаков Г.В.

исковые требования не признал, суду пояснил, что он как , был обеспокоен качеством документов, которые исходили от ДЮСШ №3, в связи с этим состоялось совещание.

Заместитель начальника управления образования вынес отношение, согласно которому необходимо было исправить допущенные недостатки. Он приехал в ДЮСШ № 3 с целью выявить некачественные документы.

Цель совещания была предупредительная, цели наказывать кого-либо у него не было.

Он попросил быть более внимательными, акцентировал внимание на том, что документы должны быть оформлены надлежащим образом.

На совещании все претензии по поводу качества документов были высказаны, прежде всего, к школе.

В заявке на освобождение детей должен быть указан класс ученика.

Завуч ДЮСШ № 3 высказала претензию Корольковой И.В., произошла полемика.

На прямые вопросы, почему допущены те или иные нарушения, они получали ответы, как много и как хорошо они работают. От Корольковой И.В. прозвучала фраза «мне что уволиться». На что ей ответили, что это право работника. Потом поступило заявление об увольнении от 8 декабря 2016 года. Никакого давления во время этого совещания на Королькову И.В.

Никакого давления во время этого совещания на Королькову И.В. не было, она написала заявление добровольно. Требование о соблюдении дисциплины это не принуждение к увольнению, никаких личных предвзятых отношений к Корольковой Г.В.

не было. Она была в нормальном состоянии, криков не было, замечания ей по поводу поведения не делались. Королькова И.В. дважды выходила из кабинета директора ДЮСШ № 3 и переписывала заявление об увольнении.

Он не согласен с тем, что ее не выпускали из кабинета.

Лично он не требовал от Корольковой И.В. написать заявление на увольнение с конкретной даты, она сама написала с 8 декабря 2016 года. При ознакомлении Корольковой И.В.

с приказом об увольнении он не присутствовал. Королькова И.В. могла обратиться с отзывом заявления об увольнении, но такого заявления не было представлено. Ранее претензий к Корольковой И.В.

не было. По поводу оскорбления Корольковой И.В., считает, что руководитель должен быть сдержан. Не одобряет поведение ФИО2 О конфликте Корольковой И.В.

и ФИО2 ему ничего не известно. Администрация ДЮСШ №3 не пыталась скрыть инцидент с тренером ФИО12, были отобраны объяснительные у ФИО4, ФИО10, ФИО12, разобраны действия тренера, ему было вынесено дисциплинарное взыскание в виде замечания. Судом были допрошены свидетели.Свидетель ФИО4 показал суду, что Королькова И.В.

–это его супруга. Ему известно, что примерно 7-9 декабря 2016 года Корольковой И.В.

предлагали уволиться из-за того, что она забыла указать номер класса, также она не написала какой-то документ.

Она проводила очень большую работу, она любит эту работу, ее знают дети, родители, она общается с детьми. Все претензии надуманы завучем школы, на нее оказывалось давление.

Отношение администрации школы к Корольковой И.В. изменилось после того, как на корте произошел инцидент с тренером, который ударил ребенка. 08 декабря 2016 года у него была тренировка.

Она зашел в кабинет директора, объяснил ситуацию, ее заставляли написать заявление об увольнении за то, что она не указала класс.

Ее заставили расписаться в приказе.

Свидетель ФИО5 показал суду, что работает на хоккейном корте ДЮСШ №3.

8 декабря 2016 года Королькову И.В. вызвали к директору, требовали показать работу. Потом он услышал крики, разговоры на повышенных тонах. Королькова И.В. говорила, что ее увольняют, что на нее надавили. Потом приехала скорая помощь. После этого Корольков увез ее домой. Потом заменили замок в двери кабинета Корольковой И.В.

Потом заменили замок в двери кабинета Корольковой И.В. Он слышал, что Корольковой И.В. предлагали или самой уволиться, или по статье уволят.

Раньше претензий к Корольковой И.В. не было. Все началось два года назад. Кому-то не понравилось, что она обращалась то к тренеру, то к нему.

Стали ее заваливать работой, стали гнобить.

Это была личная неприязнь к Корольковой И.В.

Все докладные руководству искажают факты в отношении Кольковой И.В. Сам конфликт, произошедший при открытии хоккейного сезона, он не видел, слышал только, что в ходе игры на корте произошла драка, участников драки удалили до конца игры, потом в раздевалке тренер ударил ребенка.

После увольнения Корольковой И.В. Свидетель ФИО6 показала суду, что 08 декабря 2016 года она привела своего ребенка в спортивную школу на хоккейный корт, где встретила Королькову И.В., которая сказала, что ее уволили.

Потом она ушла кабинет директора, через 20 минут она выбежала из кабинета и сказала, что на нее насели. Она вызывала Корольковой И.В. скорую помощь. Королькова И.В.

постоянно занималась детьми, работой. Претензий к ней у родителей и у нее лично к Корольковой И.В.

не было.Свидетель ФИО7 показала суду, что точно сказать, о чем был разговор между Корольковой И.В. и директором школы 8 декабря 2016 года, не может.

Знает только, что ее заставляли уволиться.

Оскорблений не слышала. Выслушав объяснения сторон, допросив свидетелей, исследовав представленные доказательства и дав им оценку в соответствии со ст., заслушав заключение помощника прокурора, полагавшего, что исковые требования удовлетворению не подлежат, суд приходит к следующему выводу.Судом установлено, что Королькова И.В. с 02 октября 2015 года по 08 декабря 2016 года состояла в трудовых отношениях с Муниципальным бюджетным учреждением дополнительного образования детско-юношеской спортивной школой № 3 г. Тынды (далее — МБУ ДО ДЮСШ №3) в должности , что подтверждается копией трудового договора от 29.09.2015 года, копией трудовой книжки Корольковой И.В., копией приказа № 132-к от 08.12.2016 года о прекращении трудового договора.

(л.д.15-22, 23-25, 32).Полагая, что увольнение Корольковой И.В. по собственному желанию было вынужденным, она обратилась в суд с иском о восстановлении ее на работе.По смыслу ст. расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением.

Трудовой договор может быть расторгнут по инициативе работника и до истечения двухнедельного срока предупреждения об увольнении по соглашению между работником и работодателем.Подача работником заявления об увольнении не всегда выражает его действительное желание на прекращение трудовых отношений.Как разъяснено в подп. «а» п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2

«О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»

, при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (п.

3 ст. , ст. ) судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке, и обязанность доказать его возлагается на работника.Суду необходимо выяснять обстоятельства, предшествующие написанию заявления об увольнении, мотивы, которыми руководствовался работник при написании заявления и дать в совокупности оценку всем представленным доказательствам.В обоснование заявленных требований о вынужденном характере увольнения по собственному желанию Королькова И.В. ссылается на то, что сама она не собиралась увольняться по собственному желанию, на нее было оказано давление со стороны администрации ДЮСШ №3 и Корсакова Г.В., которые заставили ее написать заявление об увольнении, удерживали в кабинете не давали выйти, пока она не напишет заявление, она была вынуждена написать заявление, ей стало плохо, вызывали скорую помощь.С учетом позиции истца по делу юридически значимыми обстоятельствами при разрешении настоящего спора являются обстоятельства, подтверждающие факт наличия или отсутствия волеизъявления Корольковой И.В.

на увольнение по собственному желанию.Как установлено судом, 24 ноября 2016 года ФИО2 на имя директора ДЮСШ №3 была подана докладная записка о том, что инструктор-методист Королькова И.В. в установленный срок не подала списки детей из малообеспеченных семей, опекаемых, детей-сирот, необходимые для подачи отчета в Комитет по ФК и спорту. Также Корольковой И.В. не была создана электронная база учащихся ДЮСШ №3.

(л.д.34). Из объяснений представителя ответчика Корсакова Г.В. следует, что он как был обеспокоен качеством документов, которые исходили от ДЮСШ №3: в заявке на освобождение детей от занятий должен быть указан класс ученика. В связи с этим состоялось совещание в ДЮСШ № 3 с предупредительной целью, цели наказывать кого-либо у него не было.

В ходе разбора произошел скандал между ФИО2 и Корольковой И.В.

Никакого давления во время этого совещания на Королькову И.В.

не было. Ею было принято самостоятельное решение об увольнении. О сложившихся неприязненных отношениях между ФИО2 и Корольковой И.В. также свидетельствует заявление Корольковой И.В.

от 06.12.2016 года в котором истец указывает на то, что ФИО2 в присутствии директора ДЮСШ №3 оскорбила ее, высказавшись в ее адрес нецензурным словом, унизили ее честь и достоинство.

(л.д.36)Вместе с тем, по указанному заявлению Корольковой И.В. прокуратурой г.Тында была проведена проверка, по результатам которой заместителем Тындинского городского прокурора определением от 17.01.2017 года было отказано в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении ФИО2 в связи с отсутствием события административного правонарушения.

(л.д.136-137).Доводы истца о негативной обстановке в организации, наличии неприязненных отношений и конфликта с ФИО2 сами по себе не могут являться подтверждением вынужденной подачи Корольковой И.В. заявления об увольнении и оказания какого-либо давления на работника со стороны работодателя.Судом заслушивалась запись разговора Корольковой И.В.

заявления об увольнении и оказания какого-либо давления на работника со стороны работодателя.Судом заслушивалась запись разговора Корольковой И.В. с директором ФИО1 по ее жалобе на ФИО2Суд полагает, что факт конфликта между Корольковой И.В. и ФИО2 имел места в действительности, вместе с тем это не явилось непосредственной причиной написания Корольковой И.В.

заявления об увольнении.Более того, заявление об увольнении подано истцом на имя директора МБУ ДО ДЮСШ №3 ФИО1, а его заместитель ФИО2, не являлась руководителем МБУ ДО ДЮСШ № 3 и не имела полномочий по приему и увольнению работников, никоим образом не могла в силу своих должностных обязанностей оказывать давление на волеизъявление истца, связанное с его трудовыми правами.

Оценивая характер составления истцом заявления об увольнении по собственному желанию, суд считает не доказанным факт того, что увольнение являлось единственно возможным выходом из конфликтной ситуации, сложившейся между ФИО2 и Корольковой И.В., поскольку способ выхода из конфликтной ситуации был избран Корольковой И.В. самостоятельно. Доказательств того, что истица не осознавала правовых последствий подачи ею заявления об увольнении, суду не представлено.Наличие конфликтной ситуации не может служить достаточным и безусловным основанием для признания факта оказания на Королькову И.В.

психологического давления со стороны работодателя, а увольнения — незаконным. Наличие на протяжении длительного времени между истцом и ФИО2 неприязненных межличностных отношений не привело к негативным для Корольковой И.В.

последствиям — к дисциплинарной ответственности она не привлекалась, повода к увольнению по инициативе работодателя не имелось.На основании требования Тындинской городской прокуратуры о проведении служебной проверки комиссией, созданной администрацией города Тынды, было проведено служебное расследование в отношении Комитета по ФК и спорту г.Тынды по обстоятельствам увольнения Корольковой И.В.В ходе проведения расследования комиссией установлено, что желание об увольнении высказано Корольковой И.В. самостоятельно в присутствии нескольких лиц после выявления фактов неоднократного неисполнения ею своих служебных обязанностей во избежание наказания (дисциплинарной ответственности) в соответствии с трудовым законодательством вплоть до увольнения работника по инициативе работодателя, о чем ей было сообщено. Заявление об увольнении по собственному желанию в окончательной форме Корольковой И.В.

было написано собственноручно и единолично Вследствие чего, в действиях Корсакова Г.В. фактов морального или иного давления на Королькову И.В., побуждающих ее к увольнению по собственному желанию, не установлено. Фактов, подтверждающих какой-либо служебный или личностный конфликт между Корсаковым Г.В.

и Корольковой И. выявлено. (л.д.178-180).Также таких фактов и обстоятельств не находит и сам суд, в том числе факта оказания давления на Королькову И.В.

директором МБУ ДО ДЮСШ №3 ФИО1.Выводы комиссии о возможном привлечении Корольковой И.В.

к дисциплинарной ответственности за неоднократного неисполнения ею своих служебных обязанностей или увольнении в будущем являются предположением, которое не может служить основанием для признания увольнения незаконным, поскольку на момент увольнения истица дисциплинарных взысканий не имела, основания для ее увольнения по инициативе работодателя отсутствовали.Само по себе предъявление к работнику требований добросовестно, квалифицированно и в полном объеме исполнять возложенные на него обязанности и контроль над этим со стороны ФИО2 и директора ФИО1 не могут свидетельствовать, что тем самым работодатель вынуждал Королькову И.В. уволиться по собственному желанию, поскольку данные обязанности работника и права работодателя непосредственно возникают из их взаимных трудовых правоотношений.

Последняя, в случае возникновения конфликтной ситуации, была вправе защищать свои трудовые права любыми возможными способами, установленными законом.Таким образом, суд приходит к выводу о том, что со стороны Корольковой И.В. имелись факты ненадлежащего выполнения ею своих должностных обязанностей, вместе с тем у выявленные факты ненадлежащего исполнения Корольковой И.В. своих служебных обязанностей не свидетельствуют об обязательном применении в отношении нее дисциплинарной ответственности, в том числе увольнения работника по инициативе работодателя, опасения Корольковой И.В.

о возможном применении в отношении нее дисциплинарного взыскания в виде увольнение с работы по порочащим основаниям являются субъективным мнением истца, и принятое решение об увольнении по собственному желанию является добровольным.

Доводы истца об обстоятельствах, подтверждающих факт психологического (морального) давления на нее с целью ее увольнения по собственному желанию, как полагает суд также не нашли своего подтверждения в судебном заседании.Допрошенные в ходе судебного разбирательства свидетели ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7 пояснили о том, что самого факта оказания давления со стороны администрации ДЮСШ №3 на Королькову И.В.

они не видели. Знают об этом со слов и пояснений самой Корольковой И.В.В тоже время показания в указанной части данных свидетелей, как полагает суд даны свидетелями исходя из личных дружественных, а свидетелем ФИО4 исходя из супружеских отношений с истицей, которые непосредственно знакомы с Корольковой И.В. и симпатизируют ей.Суд не принимает во внимание показания указанных свидетелей в части оказания давления на истца, поскольку показания ими даны также из чувства сострадания и уважения к Корольковой И.В., которая ФИО4 является супругой; ФИО5 является сослуживцем истицы, помогавшей ей в ее работе, ФИО7 и ФИО6 являются родителями воспитанников ДЮСШ №3, уважающими Королькову И.В., а дети ФИО7, ФИО6 и Корольковой И.В. занимаются в ДЮСШ №3 совместно.Из представленных доказательств (объяснений представителя ответчика Корсакова Г.В.

в судебном заседании, письменных объяснительных директора ДЮСШ №3 ФИО1, ФИО2, ФИО8) следует, что после предъявленных Корольковой И.В. претензий по поводу качестве ее работы она самостоятельно высказала желание подать заявление об увольнении по собственному желанию.

Она написала заявление об увольнении, не указав дату увольнения.

В кабинете ее никто не удерживал насильно. После этого Королькова И.В. покинула кабинет директора и в своем кабинете написала второе заявление с указанием даты увольнения. (л.д.186, 187, 189).Данные обстоятельства суд считает установленными, поскольку они не опровергаются иными доказательствами, а также согласуются с письменными доказательствми имеющимися в материалах дела.Указание в заявлении на конкретную дату увольнения и согласие работодателя произвести увольнение работника с указанной в заявлении даты, свидетельствуют о достижении между сторонами соглашения об увольнении до истечения двухнедельного срока.Дата увольнения в заявлении 08.12.2016 года, с которой согласился работодатель, то есть без отработки двух недель, что является правом работодателя, была указана самой Корольковой И.В.

в заявлении об увольнении, написанном ею собственноручно.

Суд полагает, что Королькова И.В., покинув кабинет директора ДЮСШ №3, имела возможность обдумать ситуацию и принять решение не писать второе заявление об увольнении с конкретной датой увольнения, но истец, напротив, переписав свое заявление, конкретизировала его датой увольнения 08 декабря 2016 года, что является подтверждением ее свободного волеизъявления на прекращение трудовых отношений с ответчиком.Обстоятельства того, что Королькова И.В. дважды писала заявление об увольнении у себя в кабинете подтверждаются также и самой истицей.Как следует из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 26.12.206 года по заявлению Корольковой И.В.

в том числе о причинении ей телесных повреждений в ходе словесного конфликта 08.12.2016 года в кабинете директора ДЮСШ, в возбуждении уголовного дела ООП МО МВД России «Тындинский» отказано за отсутствием события преступления (л.д.139).Исходя из совокупности указанных факторов следует, что при написании самого заявления об увольнении рядом с Корольковой И.В.

в ее кабинете никого не было и соответственно никакого давления в этот момент на нее не оказывалось. При повторном написании заявления с датой увольнения у Корольковой И.В.

имелась реальная возможность избежать этого путем прямого отказа. Сама длительность написания заявления, его переписывание свидетельствуют не о наличии давления со стороны руководства, о чем указывает истец, а именно на добровольность его написания.Попытка выхода из конфликтной ситуации путем использования права на подачу заявления об увольнении по собственному желанию и последующее расторжение трудового договора само по себе не может являться подтверждением оказания давления на работника со стороны работодателя и не подавляет добровольности ее волеизъявления.В материалах дела имеется приказ № 132-к от 08.12.2016 года об увольнении Корольковой И.В.

Сама длительность написания заявления, его переписывание свидетельствуют не о наличии давления со стороны руководства, о чем указывает истец, а именно на добровольность его написания.Попытка выхода из конфликтной ситуации путем использования права на подачу заявления об увольнении по собственному желанию и последующее расторжение трудового договора само по себе не может являться подтверждением оказания давления на работника со стороны работодателя и не подавляет добровольности ее волеизъявления.В материалах дела имеется приказ № 132-к от 08.12.2016 года об увольнении Корольковой И.В.

по собственному желанию, на котором имеется ее подпись о своевременном ознакомлении с содержанием приказа.

После прекращения трудовых отношений истец на работу не выходила. В соответствии с абз.4 ст. до истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление.

Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.Не смотря на то, что срок предупреждения об увольнении Корольковой И.В. не был установлен, она не была лишена права до прекращения трудовых отношений между сторонами подать работодателю такое заявление. Однако указанным правом не воспользовалась.

Доказательств того, что Корольковой И.В.

предпринимались законные действия по отзыву своего заявления об увольнении материалы дела не содержат. При таких обстоятельствах действия работодателя по изданию приказа об увольнении Корольковой И.В.

являются соответствующим требованиям п.

2 ст. Трудового кодекса Российской Федерации и не могут расцениваться, как нарушающие трудовые права истца.

Получив заявление от истца об увольнении по собственному желанию, работодатель не имел оснований для отказа в его удовлетворении, притом, что принудительный труд работника запрещен. Учитывая указанные обстоятельства в своей совокупности, суд считает, что они свидетельствуют о совершении истцом последовательных действий с намерением расторгнуть трудовой договор по собственному желанию.В подтверждение доводов о психологическом давлении на нее истец ссылается на то, что в ходе совещания на нее было оказано сильное психологическое давление, директор, заместители, в грубой форме требовали, чтобы она написала заявление на увольнение по собственному желанию, оскорбляли, кричали на нее, не выпускали ее из кабинета, довели ее до нервного срыва на рабочем месте, потом у нее поднялось давление, ей стало плохо, она начала задыхаться, закружилась голова, чуть не потеряла сознание, ей вызвали ей скорую помощь.Эти доводы истца суд находит несостоятельными, поскольку исследованные в судебном заседании доказательства и объяснения сторон опровергают эти доводы.Так, из пояснений представителя ответчика Корсакова Г.В. следует, что им в первой половине рабочего дня 08 декабр2016 года было проведено совещание по поводу ненадлежаще оформленного документа за подписью директора ФИО1, после того как было установлено, что он составлен Корольковой И.В.

им было указано на качество выполняемой работы Корольковой И.В., после чего Королькова И.В.

высказала желание уволиться, Королькова И.В. вышла в свой кабинет, написала заявление об увольнении, так как не была указана дата увольнения Королькова И.В. повторно возвратилась в свой кабинет, где написала второе заявление на увольнение с указанием даты, которое отдала директору ФИО1Данные пояснения суд считает достоверными, поскольку они подтверждаются иными доказательствами исследованными судом.После обеда Королькова И.В.

пришла в ДЮСШ, где ее вызвали к директору и ознакомили с приказом об увольнении. Корольковой И.В. стало плохо, была вызвана бригада скорой медицинской помощи.Исходя из последовательности событий, описанной истцом и свидетелями, принимая во внимание, что увольнению не предшествовало ухудшение состояния здоровья Корольковой И.В., суд приходит к выводу, что ухудшение состояния здоровья Корольковой И.В., повышение давления, головокружение явилось следствием ее увольнения, а не причиной подачи заявления об увольнении по собственному желанию. Суд допускает возможность того, что после обеденного времени во второй половине дня 08 декабря 2016 года истица могла передумать относительно написанного ею заявления и озвучить данное мнение при ознакомлении с приказом об увольнени, о чем свидетельствуют показания свидетелей ФИО5 и ФИО6 о том, что из кабинета директора были слышны крики, разговор на повышенных тонах, когда Королькова И.В.

вышла из кабинета директора ДЮСШ №3, говорила, что ее уволили, потом Корольковой И.В. стало плохо ФИО6 вызвала скорую помощь, после осмотра врача ФИО4 увез Королькову домой.Суд полагает, что переживания истца, приведшие к вызову скорой помощи возникли на фоне размышления Корольковой над ситуацией по прекращению трудовых отношений и разговором с директором при подписании приказа об увольнении, вместе с тем данные обстоятельства исходят из субъективного восприятия возникшей и нехарактерной для истицы ситуацией, связанной с ее увольнением.

Указанные обстоятельства, по мнению суда, и послужили причиной того, что у Корольковой И.В. после разговора с директором ФИО1 во второй половине дня 08.12.2016 года и сформировалось субъективное мнение о том, что ее уволили, которое она впоследствии и озвучила при свидетелях, а также при принесению ею жалоб на руководство ДЮСШ, комитета по физкультуре и спорту и при написании искового заявления.В целом суд полагает, что указанные обстоятельства не свидетельствуют о вынужденном характере действий истца при расторжении трудового договора, и отсутствии альтернативы в действиях Корольковой И.В.Как следует из материалов дела Корольковой И.В.

были написаны жалобы по факту ее увольнения в различные инстанции, также имелись обращение в правоохранительные органы об оскорблении со стороны руководства, а также на оказания на нее физического воздействия.Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что Корольковой И.В. известна возможность, способ и порядок обращения на незаконные по ее мнению действия работодателя, руководства ДЮСШ и комитета по физической культуре и спорту администрации г.

Тында и она умеет это использовать.Вместе с тем суд не находит каких-либо убедительных доводов тому обстоятельству, почему Королькова И.В. воспользовалась данным правовым инструментом только после написания ею заявления об увольнении и издания приказа об увольнении, а не в момент нарушения (как считает истец) ее прав как работника во время ее работы в ДЮСШ №3.Оценив юридически значимые по делу обстоятельства, дав правовую оценку представленным сторонами доказательствам, суд считает, что поданное Корольковой И.В.

заявление года об увольнении по собственному желанию от 08.12.2016 выражало ее действительное и добровольное желание на прекращение трудовых отношений. Каких – либо нарушений трудового законодательства со стороны ответчика при расторжении с Корольковой И.В. трудового договора по собственному желанию суд не усматривает.Учитывая отсутствие нарушений трудового законодательства со стороны ответчика, принимая во внимание, что заявление об увольнении являлось добровольным волеизъявлением истицы, суд приходит к выводу о необоснованности заявленных Корольковой И.В.

требований о признании незаконным приказа о прекращении трудового договора и его отмене, признании действий ДЮСШ №3 по увольнению незаконными и восстановлении в прежней должности.Производные требования истца об обязании выплаты среднего заработка за время вынужденного прогула, аннулировании записи об увольнении в трудовой книжке также не подлежат удовлетворению.В соответствии с ч.9 ст. суд вправе удовлетворить требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, о компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями.При рассмотрении исковых требований в судебном заседании факт незаконного увольнения Корольковой И.В.

не был установлен, следовательно, требования истицы о взыскании компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат.Также, при указанных обстоятельствах суд, оценивая ходатайства родителей воспитанников ДЮСШ №3 о восстановлении на работе Корольковой И.В., считает их не подлежащими удовлетворению.Руководствуясь ст. -, судР Е Ш И Л :В исковых требованиях Корольковой И.

В. к Муниципальному бюджетному учреждению дополнительного образования детско-юношеская спортивная школа № 3 г.

Тынды (ДЮСШ №3) о признании незаконным приказа № 132 – к от 08.12.2016 года о прекращении трудового договора и его отмене, признании действий ДЮСШ №3 по увольнению незаконными, восстановлении в прежней должности, обязании выплаты среднего заработка за время вынужденного прогула, аннулирование записи об увольнении в трудовой книжке, взыскании компенсации морального вреда — отказать. Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Амурский областной суд через Тындинский районный суд в течение месяца со дня принятия судом решения в окончательной форме.Судья И.Г. КузнецовМотивированное решение изготовлено 20 марта 2017 года.Тындинский районный суд (Амурская область) Королькова И.В.

Администрация МОУ ДОД Детско-юношеская спортивная школа №3 МОУ ДОД Детско-юношеская спортивная школа №3 Кузнецов Иван Геннадьевич (судья) Судебная практика по применению нормы ст. 394 ТК РФСудебная практика по применению нормы ст. 77 ТК РФ

Как доказать в суде факт принуждения к увольнению – судебная практика

ПодписатьсяНе сейчасАвтор публикации: Юрист,Был(а) сегодня, 14:56 юрист, Синицын Юрий Александрович Написать сообщение ПодписатьсяВОПРОСЫПУБЛИКАЦИИ3 459 просмотров 142 дочитываний 21 ноября 2018 в 22:05 Краткое содержание:Работник обратился в Сухоложский городской суд Свердловской области с иском к работодателю о признании незаконным приказа о расторжении трудового договора по соглашению сторон, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.Истец на момент увольнения замещал должность начальника службы.

Уволен по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с заключением между сторонами соглашения о расторжении трудового договора. Увольнение полагал незаконным, ссылаясь на то, что у него (истца) отсутствовало добровольное волеизъявление на расторжение трудового договора и прекращение трудовых отношений.

Указал, что работодатель в лице директора и начальника отдела кадров вынудили его подписать соглашение о расторжении трудового договора, под угрозой увольнения его и его супруги, которой остался один год до пенсии, по порочащим основаниям и под угрозой передачи в правоохранительные органы материалов о совершении им, супругой и иными работниками хищения средств работодателя путем проставления смен не отработанных ею, но оплаченных.12.12.2017 истец и ответчик подписали соглашение о расторжении трудового договора с этой же даты, ответчиком издан приказ об увольнении истца по п.

1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по соглашению сторон), истцу выдана трудовая книжка.12.12.2017 истец ознакомлен ответчиком с приказом от 30.11.2017 о проведении проверки, в котором указано на организацию проверки информации о наличии преступного сговора истца, его заместителя, начальника караула, начальника караула с целью хищения средств ответчика путем внесения ложных сведений в табель учета рабочего времени и журналы служебной документации.В этот же день, по утверждениям истца, руководитель ответчика предложил ему уволиться по соглашению сторон 12.12.2017, указав, что в ином случае состоится его увольнение и увольнение супруги по порочащему основанию, а также в органы внутренних дел будет передано заявление о возбуждении уголовного дела в отношении него и супруги. А в случае увольнения его супруга до пенсии (1 год) сможет доработать у ответчика. В этот же день он направил ответчику заявление о подписании соглашения о расторжении трудового договора под принуждением, просил считать его заявление недействительным.Решением Сухоложского городского суда Свердловской области от 01.02.2018 приказ ответчика о прекращении (расторжении) трудового договора по соглашению сторон по п.

1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации признан незаконным, истец восстановлен на работе в прежней должности начальника службы охраны, с ответчика в пользу истца взысканы:

  1. заработная плата за время вынужденного прогула 51 898 руб. 65 коп.,
  2. компенсация морального вреда — 5000 руб.,
  3. в возмещение расходов по оплате услуг представителя — 10 000 руб.

Всего — 66 898 руб.

65 коп., также с ответчика в доход местного бюджета взыскана госпошлина 2 057 руб.При рассмотрения гражданского дела было допрошено 13 свидетелей.По указанному делу Свердловский областной суд вынес апелляционное определение от 26 апреля 2018 г.

по делу N 33-7309/2018.При рассмотрения дела в апелляционном порядке судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции о достоверности этих объяснений истца, свидетельствующих об отсутствии добровольности подписания истцом соглашения о расторжении трудового договора, вынужденности подписания такого соглашения под угрозой подачи ответчиком заявления о возбуждении уголовного дела, увольнения, в т.ч. супруги истца по порочащим основаниям. Поскольку соглашение о расторжении трудового договора истцом подписано вынужденно (о чем было заявлено ответчику в этот же день при направлении заявления), принуждение к увольнению имело место со стороны работодателя, суд правомерно указал на незаконность увольнения по п.

1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.Приходя к выводу о достоверности объяснений истца о вынужденности увольнения, судебная коллегия учла, как предшествующее увольнению поведение истца (который намерения уволиться не высказывал, что подтверждено всеми свидетелями, имел кредитные обязательства до 2021 г.), так и обстоятельства 12.12.2017, а также направление истцом в адрес ответчика в этот же день заявления о вынужденности увольнения.При этом судебная коллегия принимала в качестве достоверных доказательств показания свидетеля № 13, пояснившего, что ему в этот же день 12.12.2017 предлагалось подписать соглашение о расторжении трудового договора, с уточнением, что если он отказывается уволиться, то материалы передают в правоохранительные органы. Эти показания подтверждены и другим свидетелем — № 12. В заседании судебной коллегии работодатель подтвердил, что разговор со свидетелем по содержанию был аналогичен разговору с истцом.

Из изложенного судебная коллегия делает вывод, что и в отношении истца предложение ответчика о расторжении трудового договора по соглашению сторон было обусловлено непередачей материалов о возбуждении уголовного дела.Тот факт, что свидетель № 13 отказался от подписания соглашения о расторжении договора, а истец его в этот день подписал, не свидетельствует о добровольном волеизъявлении истца, учитывая, что истец опасался не только за себя, но и за увольнение своей супруги и привлечение ее к уголовной ответственности (что следует из показаний свидетеля № 8, объяснений истца, факта истребования объяснений в рамках проверки 12.12.2017 у № 8).Ссылка работодателя в апелляционной жалобе на то, что мотивы подписания истцом соглашения о расторжении трудового договора не имеют правового значения, не была признана обоснованной, т.к. при отсутствии воли одной стороны договора на расторжение договора соглашение о расторжении договора не может быть признано законным. В той ситуации, в отсутствие желания прекратить трудовые отношения работник подписывает соглашение о расторжении трудового договора, находясь перед поставленным работодателем выбором: либо увольнение, либо наступление негативных последствий не только для него, но и для супруги (подача заявления о возбуждении уголовного дела, увольнение по порочащим основаниям супруги предпенсионного возраста), мотивы подписания работником такого соглашения не могут быть юридически безразличны.Указание в жалобе на то, что дефекты восприятия и психики истца не могут являться основанием для наступления неблагоприятных последствий для ответчика, который своим правом не злоупотреблял, не может быть принято во внимание, т.к.

вынужденность подписания истцом соглашения о расторжении трудового договора была следствием действий именно ответчика. В такой ситуации именно не соответствующие закону действия ответчика по принуждению истца к увольнению стали причиной предъявления иска.После предъявления истцом настоящего иска ответчик 15.01.2018 подал заявление о возбуждении уголовного дела в отношении истца, его супруги (свидетель № 8), работников предприятия (свидетели № 13, 10), указывая на хищение ими более 670 000 руб. В заседание судебной коллегии ответчик представил постановления следователя от 14.02.2018 о возбуждении в отношении истца уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.

3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, и признании ответчика потерпевшим по этому уголовному делу с учетом причинения ущерба на сумму порядка 22 000 рублей.Обращение ответчика в правоохранительные органы по результатам проверки, о которой истцу было сообщено 12.12.2017, также свидетельствует о достоверности позиции истца о том, что он уволился вынужденно, такое условие ему было поставлено работодателем, обещавшем не передавать материалы в правоохранительные органы.Судебная коллегия учитывает, что очевидцы подписания истцом соглашения о расторжении трудового договора, допрошенные в качестве свидетелей по ходатайству ответчика, – № 7 (супруга директора ответчика, инспектор отдела кадров ответчика), № 14 (начальник службы охраны ответчика в Асбестовском подразделении), не подтверждали доводы истца о вынужденности подписания истцом соглашения об увольнении, указывая на то, что инициатива увольнения исходила именно от истца.

Судебная коллегия критически оценила показания этих свидетелей, учитывая, что оба свидетеля являются работниками ответчика, находящимися у С.А. в подчинении, № 7 является супругой директора ответчика, а потому они не могут быть признаны незаинтересованными в исходе дела. Как пояснил директор ответчика С.А.

в заседании судебной коллегии, он мог бы подготовить свидетелей, но этого не делал, так как не было необходимости. Судебная коллегия посчитала, что изложенное свидетельствует о том, что директор ответчика, в принципе, допускает возможность подготовки свидетелей к даче нужных показаний. Кроме того, показания этих свидетелей о том, что инициатива в вопросе расторжения трудового договора исходила от истца, противоречат не только объяснениям истца и показаниям иных свидетелей об отсутствии у истца намерения увольняться до 12.12.2017, но и тем обстоятельствам, что у ответчика, территориально расположенного в другом городе, при выезде в г.

Сухой Лог 12.12.2017 с собой был подготовленный текст соглашения о расторжении трудового договора, проект приказа об увольнении истца по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, трудовая книжка истца.Доводы жалобы ответчика о том, что не имеет правового значения вопрос, от кого исходила инициатива расторжения трудового договора, обоснованны, но они не свидетельствуют о незаконности решения суда, т.к. юридически значимым является вопрос о воли каждой из сторон на расторжение трудового договора, а в рассматриваемом деле суд правильно установил, что такая воля на увольнение у истца отсутствовала, он вынужденно подписал соглашение о расторжении трудового договора, действуя под принуждением со стороны ответчика.Подача истцом ответчику в день увольнения 12.12.2017 заявления о вынужденности увольнения не подтверждает, как полагает истец, необоснованности позиции истца об увольнении из-за опасения привлечения к уголовной ответственности.

Вывод о доказанности вынужденности подачи заявления истцом выше подробно мотивирован, так же он мотивирован и в решении суда первой инстанции.Из показаний всех свидетелей следовало, что увольнение истца состоялось в день ознакомления его с приказом о проведении проверки.

Соглашение о расторжении трудового договора, заранее изготовленное ответчиком, подписано истцом через непродолжительное время после ознакомления с приказом о проверке 12.12.2017.Свидетели подтвердили, что истец находился в подавленном состоянии, когда уходил с работы. Из объяснений стороны истца и показаний свидетеля № 8 следует, что после ухода с работы истец имел возможность спокойно проанализировать ситуацию, посоветоваться с близкими, в т.ч.

с женой, относительно произошедшего, после чего им и было направлено заявление работодателю о вынужденности увольнения.Ссылка в жалобе на неправильное применение судом норм материального права не была признана состоятельной, т.к. она по существу сводится к несогласию с выводами суда о доказанности вынужденности увольнения истца.

Оценка этим доводам дана в настоящем определении.Указание в жалобе на судебную практику областного суда по иным делам, решения по которым для сторон спора не имеют преюдициального значения, безосновательно, т.к. обстоятельства увольнения в этом случае отличны от обстоятельств увольнения иных истцов другими работодателями.Если работника вынудили подать заявление об увольнении по собственному желанию, либо подписать соглашение о расторжении трудового договора, то это обстоятельство подлежит проверке в суде и обязанность доказать его возлагается на работника. Если Вас принуждают к увольнению, то необходимо фиксировать действия работодателя любыми возможными средствами.

В частности, к таким средствам может относиться обращения в адрес работодателя, в правоохранительные органы, аудио и (или) видеозаписи, свидетели, которые могут прийти в суд и подтвердить данный факт и др. Суд будет оценивать совокупность доказательств, чем больше будет предоставлено доказательств принуждения к увольнению, тем больше шансов, что суд удовлетворит Ваши требования.да 35 / -5 нетВаш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикацииОК Поделиться в социальных сетях: да 35 / -5 нет Автор: (0), Юристы: (1), (1), (1) Пользователи: (1) Показать ещё комментарии (4)

Юристов онлайн Вопросов за суткиВопросов безответовПодписаться на уведомленияМобильноеприложениеМы в соц. сетях

© 2000-2021 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+